«Всей федеральной повесткой у нас занимаются только пять человек»

6887
25 сентября 2017
Интернет-газета Znak.com появилась на свет меньше пяти лет назад. Но за короткий срок издание быстро стало известным по всей стране. Его цитируют крупнейшие ресурсы, в авторах спокойно может оказаться Олег Кашин, а пресс-конференции президента уже немыслимы без вопросов Екатерины Винокуровой. Тем интереснее, что это редчайший пример, когда федеральное СМИ базируется не в Москве. «Znak» спокойненько живёт в Екатеринбурге, а в столице у него нет даже своего офиса. Как такое вообще стало возможным? Главный редактор «Планёрки» Александр Литвинов, сам переехавший в Москву из Екатеринбурга, узнал секрет успеха у Дмитрия Колезева, заместителя главного редактора Znak.com и многолетнего соратника основателя издания — Аксаны Пановой.

 ПРИЗРАК URA.RU  

— Если мы поговорим с москвичами, которые читают «Znak», вряд ли многие из них догадываются о нестоличном происхождении издания. Поэтому давай вспомним, с чего вообще всё началось. «Znak» ведь появился не от хорошей жизни?

— Не от хорошей. «Znak» вычленился из Ura.ru. Это СМИ тоже было основано Аксаной Пановой. Тоже в Екатеринбурге. И о нём тоже знали далеко за пределами Урала. И вот там начался конфликт собственников. Есть такие уральские предприниматели Алексей Бобров и Артём Биков. У них был 51 процент акций, у Пановой — 49 процентов. Конфликт касался многих вещей, в том числе идеологии издания, политических вопросов… Появилось уголовное дело, потому что редкий корпоративный конфликт обходится без него.

— Это 2012 год?

— Конец 2011-го. «Znak» появился в ноябре 2012-го, потому что мы ещё какое-то время боролись. А потом вышел приказ об увольнении Аксаны. И мы собрались редакцией Ura.ru. Стали думать, что делать. Решили, что все вместе будем делать новое агентство.

— Но собственники хотели уволить только Панову и оставить коллектив?

Они хотели больше контроля. Аксана думала, что сохранит контроль над изданием и будет делать дальше что хочет. А они какое-то время действительно не вмешивались, но потом решили, что это мешает их интересам. Экономическим и политическим… Они, как любые крупные бизнесмены, связаны с разными центрами власти.

— И вы всем коллективом встали и ушли?

Мы-то как раз не встали и не ушли, потому что остались в своём здании. Помещение было в собственности у Аксаны. Встал и ушёл отсюда (в «новое» Ura.ru) один человек, заместитель шеф-редактора Михаил Вьюгин. Кроме того, в Ura.ru остались корреспонденты в Кургане и Челябинске. Но Вьюгин, который стал новым главным редактором Ura.ru, достаточно быстро набрал новую команду.

— Сейчас мы знаем, что за пять лет «Znak» раскрутился до федерального СМИ. Но в тот момент — это же был уход в пустоту. Как на такое пошёл почти весь коллектив в полном составе?

— Да, в пустоту. Но ты знаешь, и Znak.com, и Ura.ru — это всегда проекты, которые связаны лично с Аксаной Пановой…

— Решили второй раз выехать на имени?

— На имени, энергии, взглядах на жизнь. И, наверное, все мы просто не очень представляли, как можно делать СМИ без Аксаны, поэтому и ушли за ней. Миша, наверное, представлял.

— Как родилось название?

Сидели, придумывали, устроили мозговой штурм. И название «Знак» придумал Лёша Новосёлов, который у нас занимается соцсетями. И мы сразу решили, что это будет домен в зоне com.

— Он же был занят?

— Да, выкупили.

— За сколько?

— Примерно 10 000 долларов. Им владел какой-то гражданин США, обычный торговец доменами.

— Когда только начинали работать, отношения с Ura.ru, очевидно, были не очень?

— Мы конкуренты. У нас, наверное, есть своеобразная «родовая травма». Учитывая наше происхождение, мы, естественно, всё время…

— Оглядываетесь на них?

— Сравнения неизбежны. Понятно, что мы два самых крупных по цитируемости агентства в своём регионе. Мы пошли развиваться в сторону федерального издания, и они тоже. Но то, что нынешнее Ura.ru базируется на нашем фундаменте, иногда создаёт ощущение, что мы боремся с собственным призраком.

— Меня читатели «Планёрки» могут обвинить в предвзятости, но мне кажется, что если смотреть из Москвы, то ваш призрак, конечно, рядом не валялся. И по авторам, и по качеству материалов, и по политической независимости «Znak» ценится выше. В Москве вы точно не конкуренты. Может быть, в Екатеринбурге, это ощущается не так?

— Ну, я благодарен тебе за эти слова и рад, что складывается такое впечатление...

— Ещё раз, это только у меня. У физического лица. Кто-то точно со мной не согласится.

— Конечно. Но у тебя часть работы — следить за тенденциями, так что это тоже показатель. А мы достаточно много сил тратим на поддержку репутации. Стараемся не поддаваться искушениям.

— Это ты про заголовки?

— Заголовки, погоня за трафиком, жёлтые темы. Например, то же Ura.ru больше нас по трафику, по аудитории. Но вопрос в качестве этой аудитории. И мы для себя сразу решили, что не будем использовать жёлтые темы для искусственного нагона трафика.

 ИНФОРМАЦИОННЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ

— Изначально, когда вы только создавались, сразу думали о выходе на федеральный уровень? Или как пойдёт?

— Нет, сначала это был спасательный плот, на который мы запрыгнули. Не было никакой самоидентификации. Не было понимания, что мы, куда и зачем. Плыли, куда нас вынесут волны от тонущего, как нам казалось, корабля Ura.ru. А потом стали себе задавать вопросы. И мы придумали формулу. Я сам называю её информационным федерализмом.

— Вот с этого момента наше интервью становится интересным не только для жителей Екатеринбурга.

— Так сложилось, что монополия на федеральные темы есть только у журналистов Москвы. И только в столице тебе можно рассуждать о внешней политике, о всероссийской экономике. А если ты сидишь в регионе, то сиди и рассуждай только о нём. Но! Страна большая. В ней много классных крутых регионов. Один из них — Урал. И Екатеринбург — большой город с кучей умных людей. И здесь люди имеют точно такое же право думать и рассуждать. Тем более здесь всегда жизнь… как бы это сказать… не то что суровее, но здесь экономические кризисы всегда сильнее бьют по людям. Какие-то решения правительства могут сильнее ударить, чем по москвичам, у которых подушка безопасности немного побольше. И мы подумали, что хотим делать СМИ, которое базируется в регионе, но рассказывает о событиях по всей стране.

— Если бы дело происходило не в Екатеринбурге, а в Мурманске или Архангельске — было бы сложнее?

— Конечно, город должен быть экономически состоятельным центром. У нас же основные рекламодатели находятся здесь. И мы живём на деньги, которые есть на Урале.

— Что-то я не вспомню общефедерального СМИ из экономически состоятельных Новосибирска, Самары или Нижнего Новгорода.

— Да, наверное, таких нет. Ну, плюс у города должна быть полустоличная самоидентификация. Ты же помнишь все эти штуки про «Екатеринбург – третья столица»…

— Ага, ты это в Казани расскажи. Третья столица — это миф. Забудьте о нём.

— Ну хотя да, у Казани даже официально зарегистрирован товарный знак на третью столицу. Но в Екатеринбурге же есть всегда такое лёгкое ощущение «ну сейчас мы покажем этим москвичам». Может быть, непроговариваемое, полушутливое. Но оно существует. И в генетике Znak.com оно тоже оказалось.

 ПРО ДИСТРИБУЦИЮ КОНТЕНТА

— Вернёмся в начало. Выжженная земля. Нет ничего. Кроме помещения.

— И людей.

— И людей. Что делать? Срочно создавать каналы дистрибуции? Соцсети? Кинуть кучу бабла в директ?

— Первым делом, конечно, соцсети. Вообще ничего не тратили на директ, это дорогой способ. Вкладывали в соцсети, но не астрономическую сумму. И по чуть-чуть. Стали растить группу в фейсбуке. Тогда были золотые времена фейсбука, все подписчики группы видели посты. Трафика было очень много. И фейсбук стал основным каналом.

— Сейчас не так?

— На первом месте реферальный траффик. Потом поисковый. Потом прямые заходы. И соцсети опустились на четвёртое место.

— Они опустились по процентам, не по количеству?

— Конечно, по процентам. Изначально просто других каналов не было.

— Я зашёл в вашу группу в ВК. Есть ощущение, что на этот канал вы просто забили.

— Ну не совсем…

— 25 тысяч человек и неверифицированная группа? Ха-ха!

— Мы не забили, он просто менее приоритетный. Если честно, мы не очень понимаем, как его развивать. Трэшевые методы раскрутки не используем. И мемасиков у нас нет. Для политического контента нормально.

— Но у других федеральных СМИ — по 300-400-600 тысяч подписчиков. Гиганты вроде Russia Today перевалили за миллион.

— Может быть. Про ВК у нас не было осознанного решения, что вот давайте на него забьём. Просто не получилось. Возможно, что-то нужно доделывать.

— По telegram-каналу тоже очень скромно.

— Да, там меньше 3 000 подписчиков. Но мы его вообще никак не рекламировали.

— Там же самые дорогие подписчики, самый лучший охват. Этим вы и начинаете отличаться от других федеральных СМИ. Запаздываете…

— Слушай, я не вполне согласен. Во-первых, стало очень много telegram-каналов. Это место, где уже слишком много калейдоскопной информации. И не хватает инфраструктуры, чтобы эту информацию упорядочить.

— Задам вопрос по-другому. Ты не боишься, что вы теряете аудиторию, не развивая telegram?

—  Я не сказал бы. Мы развиваем…

— Если бы вы были городской газетой, то, конечно, нахрен это нужно. Но у вас же Винокурова, которую Путин уже наизусть знает. Кашин колонки пишет…

— Кашин уже не пишет.

— Это мы ещё обсудим. Так что всё-таки с каналом?

— Мы просто его не рекламируем. Мы туда пишем, выкладываем посты. У нас бывают посты, которые даже не выходят на сайте. Но мы не вкладывали средства в раскрутку. Надо ли это делать? Да, надо. Но денег как всегда на всё не хватает. Если бы был большой рекламный бюджет, я бы с удовольствием продвигал telegram. Но по финансам не очень. Уровень зарплат бы сохранить.

 НА ВСЮ ФЕДЕРАЛЬНУЮ ПОВЕСТКУ — 5 ЧЕЛОВЕК

— Вы вообще в плюсе?

— Мы в плюсе. Но «Znak» — это точно не бизнес. Это такая борьба около нуля, и чтобы было чуть-чуть в плюсе. Бизнес тяжёлый. Аксана Панова — не бизнесовый человек. Что бы сделал на её месте бизнесмен? Сократил зарплаты…

— Оптимизация!

— Точно. Порезал бы все ставки. Побольше коммерческий отдел. Если сюда привести бизнес-консультанта, он бы схватился за голову и сказал, что надо всё поменять. Но у нас это больше игра в медиа. Немножко игра в политику. Игра в жизнь, построенная вокруг СМИ.

— Сколько штат у редакции?

— Примерно 35 человек.

— Да ладно! Это со всеми регионами?

— Да.

— Это же совсем мало. Люди в Москве, возможно, думают, что «Znak» занимает где-нибудь пять этажей, и тысяча человек херачат.

— Ну круто, что у нас получается всё делать такими ресурсами. А ещё я открою секрет, что на самом деле федеральной повесткой занимаются только 4-5 человек. Всеми федеральными темами. Катя Винокурова пишет тексты. Я работаю как редактор. Есть ещё один редактор, Саша Полозов. Ирина Щербак и Руслан Исмаилов на новостях. Упор всё равно больше на регионы Урала.

— Заходим на главную страницу. Чётко видна географическая самоидентификация. Кнопки с регионами: Екатеринбург, Челябинск, другие области Урала. Есть Россия в целом. Вопрос: где, чёрт возьми, кнопка «Москва»?

— Кнопка «Москва» должна подразумевать, что у нас будет какая-то региональная московская повестка.

— Мало что ли у вас про Собянина новостей? Плитка - не плитка, коррупция, муниципальные выборы, Навальный…

— Своей эксклюзивной информации по Москве у нас мало. Мы считаем, что всё же должна быть собственная информация. Даже раздел «Россия» на 50 процентов всё-таки состоит из перепечаток.

— Но планы на будущее, развитие?

— Есть. В прошлом году думали открыть офис в Москве и делать там редакцию. Чтобы были корреспонденты, живые люди на пресс-конференции ходили, писали репортажи, общались со спикерами. Но не хватает ресурсов. У нас нет таких денег, а занимать мы не хотим. И к инвесторам тоже относимся очень осторожно.

ПРО АВТОРОВ

— Екатерина Винокурова — государство в государстве или она встроена в общую систему «Знака»?

— Конечно, она немножко особняком. У неё статус специального корреспондента. Подразумевается, что она специальный человек. Она отвоевала себе такую роль. И это заслуженно. Кстати, она познакомилась с Аксаной, когда писала о том самом конфликте в Ura.ru. Конечно, для неё это был такой вызов — перейти в региональное издание.

— Я помню, как она в фейсбуке писала, что столичные чиновники, с которыми до этого Екатерина спокойно общалась, перестали реагировать на звонки после её перехода в «Znak».

— Обычная история — это когда журналисты из региональных СМИ уходят в московские. А тут наоборот. Да, сейчас все привыкли. Но тогда от неё требовалась определённая смелость. И она выросла в звезду. Во многом — благодаря её традиционным выступлениям на пресс-конференции президента. И теперь еще благодаря её telegram-каналу. Это здорово. Капитализация СМИ — это сумма капитализаций журналистов. И хорошо, когда люди так развиваются.

— Сейчас федеральные чиновники вряд ли игнорируют ваши звонки!

— Сейчас да. За пять лет нам удалось добиться того, что нас воспринимают как одно из федеральных СМИ.

— Про Кашина. У вас есть однозначно масштабные авторы. Как удаётся на них выходить и с каким расчётом? Заплатим ему гигантские гонорары, которые никогда не отобьются деньгами, зато выиграем в имидже?

— Слушай, так прибыль неправильно считать. Как ты посчитаешь прибыль от Кашина? Ну колонка, 50 000 просмотров. Даже если это конвертировать в рекламные показы, на гонорары Кашину не хватит. Поэтому да, имиджевая история. Но ведь СМИ — оно цельное. Нет такого, что отдельный журналист работает в плюс, а другой в минус. 

— Кто на кого вышел?

— Мы с Кашиным давно знакомы, и я давно ему предлагал. Он когда-то уже отказывался. А потом был период, когда Кашин писал в кучу изданий, и какие-то из них внезапно отпали. У него появилось свободное время и брешь в бюджете. Он искал работу и упоминал об этом. Я и предложил.

— Колонки Кашина были очень заметны. Тут ещё хорошо, что он сам себе — канал дистрибуции.

— Правильно. И он прекрасно это понимает. Знает свою ценность для не очень крупных СМИ вроде «Знака». Мы всегда видели необычные графики его материалов. Опубликовали колонку. Идёт плавный рост. Потом пользователи органически её прочитали и пошёл спад. А чуть позже Олег проснулся где-то там в Лондоне, опубликовал ссылку, и пошёл новый пик. У его колонок всегда было два пика. Я очень люблю тексты Кашина, хотя часто бываю с ними не согласен. Но самое главное, что Олег – это радость редактора. Ничего делать не надо.

— Конечно! Если что-нибудь сделаешь, такие люди могут обидеться.

— Нет-нет, у Кашина такого нет. Если были правки, всегда всё происходило мирно и бесконфликтно. А ещё он очень точно попадает в темы. Мне как редактору иногда казалось, что какая-то узкая тема не зайдёт. А она бах, и заходит. Блин, чувак чувствует.

— Ну и почему он больше не с вами?

— Владелец «Republic» предложил ему быть их эксклюзивным автором. И Олег согласился. Я его прекрасно понимаю. И на его месте так поступил бы любой. Я как большой поклонник журналиста Кашина благодарен «Republic» за создание для него таких условий. И я в том числе поэтому подписан на «Republic» и плачу им деньги.

— Ну жалко же всё равно. Да и трафик.

— 50 тысяч трафика в неделю — не такая большая цифра в нашем общем объёме. Но да, у него были хорошие читатели. Я вообще люблю журналистику мнений. Мне кажется, её должно быть больше.

— Другой известный автор — блогер Соколовский (стал широко известен благодаря резонансному судебному процессу, по итогам которого получил условный срок за оскорбление чувств верующих, - прим. ред). Как с ним организовали дело?

— Когда закончился суд, мы пригласили его работать. Создали совместный канал на YouTube. Он быстро набрал много подписчиков. Около двух месяцев работали нормально. А сейчас у нас такая ситуация, что Соколовский остаётся нашим сотрудником, но…

— А, то есть он продолжает работать?

— Да.

— Просто я слышал, что уже все со всеми переругались, и история закончилась.

— Нет, не так. Он остаётся. Канал существует. Правда, ролики не будут выходить в том виде, в котором были раньше. Мы сделаем портальный канал, где будет несколько видеоблогеров.

— Вообще это всё воспринималось как канал Соколовского, а не «Знака».

— Да, но там было два бренда. И вот сейчас наша основная головная боль — объяснить аудитории Соколовского: ребята, это не только его канал.

— До этого своего канала не было?

— Был. Но только для видеороликов. Всё-таки нужна команда 3-5 человек, которые будут сидеть и фигачить эти ролики каждый день в прикольном формате. У нас нет такого ресурса. Небольшое количество контента мы можем делать, в час по чайной ложке. Наверное, будем расширяться.

ПРО ПОЛИТИКУ

Когда вы только создавались, было ощущение, что «Znak» у себя на родине начнёт топить за город против области. Но сейчас вы стремитесь выглядеть равноудалёнными от любой власти. Как там взаимоотношения?

— Уже и не осталось конфликта «город/область».

— Ну… Мэр Екатеринбурга Ройзман и губернатор области Куйвашев. Аксана Панова вообще была начальником штаба у Ройзмана и выиграла с ним выборы у «Единой России». Думал ли «Znak» чисто по-человечески подыгрывать Ройзману? Все со всеми знакомы, друзья…

— Конечно, в регионах это всегда ужасно. Клубок отношений. Сложно делать каноническое СМИ, равноудалённое от всех. Потому что ты выходишь из подъезда и встречаешь героев своих публикаций. Все знакомы десятилетиями, и человеческие отношения влияют. Когда «Znak» только появился, как раз одной из политических причин был конфликт Ройзмана и Куйвашева. Аксана в нём занимала совершенно определённую позицию. Но потом жизнь шла. Конфликт сглаживался. Не между Ройзманом и Куйвашевым. Просто Аксана смогла дистанцироваться, сгладить конфликт с губернатором, и сейчас у нас спокойные отношения с региональной властью. Хочется верить, что мы освещаем всё объективно. Мы стараемся быть нейтральными по отношению к Ройзману.

А с «той» стороны как идёт взаимодействие? Понятно, что Ройзману вы скорее нравитесь, и он с удовольствием сам что-нибудь зарепостит. А от губернатора? От ФСБ не было звоночков?

— Губернатор стопроцентно читает нас каждый день. Знаю совершенно точно.

— Он воспринимает вас как что-то враждебное?

— Он воспринимает как что-то нейтральное, от которого можно ждать подвоха. И я думаю, именно таким и должно быть отношение власти к СМИ. Врага в нас власть не видит. И федеральная, и региональная. Но мы хотим держать их в тонусе. Чтобы они знали: если сделают что-то не так, то им за это достанется. Нас почему-то часто называют оппозиционным СМИ. Мы всегда проговариваем, что таковым себя не считаем.

— Оппозиционное — это что? «Дождь»?

— «Дождь» тоже не оппозиционное.

— Да брось!

— Наверное, они — всё-таки независимое СМИ.

— Независимое с точки зрения финансирования – да. Но по политической позиции…

— Когда ты в оппозиции, ты не замечаешь ничего хорошего и замечаешь только плохое.

— Пример? «Новая газета»?

— Да, наверное, оно более оппозиционное. Я не говорю, что оппозиционные СМИ — это плохо. Они очень нужны. Та же «Новая газета» — отличное издание, и я очень уважаю Дмитрия Муратова. Просто это чуть другой угол зрения.

Очень удобно говорить про самих себя, что вы равноудалены и независимы. И всё же. Znak.com это – либеральное СМИ?

— В целом, конечно, да. Если говорить политически (потому что экономически либерализм — сложная и спорная вещь), то политически — мы либералы. Конечно, у нас в редакции люди разных взглядов. Но скорее мы за европейский путь развития, демократические институты, разделение властей, рыночную экономику, независимые суды. Это наша позиция. Можно слушать разные точки зрения. И публиковать их. Нам только не нравятся крайности. Это и про демшизу, и про упоротых охранителей.

— Колонку Поклонской опубликуете?

— Да, конечно. Поклонская, Милонов… Ну если Милонов снова напишет, что кого-нибудь нужно расстрелять, то не опубликуем. Потому что не хочется множить глупости. Но если кто-то конструктивно объяснит, что России нужно православие, самодержавие и народность, а не права человека, экономика и демократия, то мы опубликуем. Поставим в «мнения» и напомним, что позиция редакции может не совпадать.

ПРО БУДУЩЕЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

— Про отмирание печати уже не говорят. «Эксперты» её похоронили. Сейчас пугают смертью классических сайтов-СМИ. Они заканчиваются?

— Да, сайты заканчиваются. Но мы пока продолжаем измерять наш успех или неуспех по посещаемости сайта. Просто потому что туда идут рекламодатели и им нужны цифры.

— Сколько у вас?

— Сейчас в будни примерно 150 тысяч уников. В выходные 80-90 тысяч.

— География? Перекос в сторону Екатеринбурга большой?

— Екатеринбург — это процентов 15 трафика, не больше.

— То есть первый город — это?

— Конечно, Москва. Екатеринбург второй. Питер – третий. Так что федерального трафика много. Хочется, чтобы появился интегральный способ считать всех посетителей на разных площадках. Нужно придумать, как измерять одновременное потребление контента. Неплохо, чтобы был сервис, который это всё будет сводить воедино.

— И ещё считать, сколько газет люди в киоске покупают!

— Ну, у газет уже совсем всё.

Вряд ли с тобой согласится главный редактор свердловской «Областной газеты» — тоже, кстати, всероссийского лидера по тиражу в своём сегменте.

— Со мной не согласится и главный редактор «Новой газеты». Он говорит, что у них растёт подписка. Кстати, возможно произойдёт какой-то откат. Конечно, не возвращение к былому величию печати, но коррекция от падения.

— Ты сам покупаешь газеты в киоске?

— Нет. Иногда смотрю в самолёте.

— А журналы?

— «Вокруг света» иногда покупаю. Пресса не умрёт, но уйдёт в нишу. Корпоративная пресса. Пресса для журнальных столиков. Пресса внутри компаний.

— А пресса, у которой учредитель — власть?

— Их будущее незавидно. Я, конечно, с уважением отношусь к нашей «Областной газете». И дай бог, если заявленный тираж — это правда, и все эти десятки тысяч экземпляров прочитываются. Но с нынешним распространением Интернета, когда уже в самой глухой деревне есть смартфоны, зачем на бумаге всё это привозить? Это кошмарные расходы. Но та же «Областная газета» ведь и сайт развивает. Перейдут с газеты на сайт, если что. Это дешевле. То же самое можно сказать про любое региональное телевидение. Расскажу историю про одну региональную телекомпанию, не называя имён. Каждый день у них выходит выпуск новостей. Но однажды что-то сломалось в технических штуковинах и пара дней новости не выходили. И… ни одного звонка, никто не заметил. Такая у них аудитория! А власть может тратить 200 миллионов на собственный региональный телеканал. Представляешь, сколько можно сделать контента в YouTube на 200 миллионов? Это будет куда эффективнее, и политики уже начинают менять своё отношение к финансированию СМИ.

ПРО МОСКВУ

— Тебе лично не хочется всё бросить и свалить в Москву?

— Нет, не хочется. У меня была возможность выбирать между городами, и мне в Екатеринбурге больше нравится. Бросить всё точно нет желания. Но периодически приходится ездить работать. Недавно полгода проработал в Москве. Это был интересный опыт. Я к Москве относился не очень хорошо, но полгода пожил и стал относиться нормально. Потом вернулся в Екатеринбург и понял, что тут живётся лучше. Да и зачем бросать?

— Уехать на благо «Знака». Открыть офис в Москве.

— Я не привязан к городам. Могу ехать, могу не ехать. Но всё бросить – нет такого. Не принципиально. Лишь бы интересно было жить.

 

Фото: Влад Лоншаков / Znak.com


Подписывайся на наш telegram-канал 

 

Понравилось? Жми!
Поделиться

Лучшее на планёрке

 

Регистрация

или
Есть аккаунт? Войти

Вход

или
Нет аккаунта? Зарегистрироваться

Восстановление пароля

Зарегистрироваться или Войти

Новый хит

Сообщение